Приход Свято-Троицкого храма гор. Кириши - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНАГО И ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ 14/27 СЕНТЯБРЯ

      27 сентября Церковь празднует Всемирное Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня – таково полное название праздника, который обычно коротко называют Воздвижением. Велико значение этого праздника, в Богослужебном круге Церкви он относится к двунадесятым, то есть, к двенадцати главным праздникам. Праздник Воздвижения подобен Страстной неделе, которая бывает перед Пасхой, он также посвящен усиленной молитве и строгому посту, но если на Страстной мы вместе с Церковью плачем над Божественным Страдальцем, то в день Воздвиженья мы радуемся о плодах Его страданий: искуплении человечества от первородного греха и победе Спасителя над адом и смертью. Церковь воздвигает Честный Крест, как орудие этой победы, и в этот день особо чествует Его, как величайшую святыню.

  С трепетом и с глубоким сознанием священного ужаса мы поклоняемся сегодня перед Крестом Господним. И вместе с этим, мы празднуем победу Божию над грехом,  над злом, над всем, что разделяет человека и мир от Него.

       Художественные изображения Креста часто заслоняют в нашем сознании тот крест, каким Спаситель нёс его на Голгофу, крест, на котором умирал Господь. В те далекие времена крест значил смерть преступника; смерть такого преступника, перед которым содрогалось ужасом человеческое сознание, преступника, который людьми, народом, градом был извержен вон, которому места не было среди людей, путь которого через жестокую смерть лежал во дно адово. Таким видели Спасителя предавшие Его на смерть, осудившие Его на распятие, пригвоздившие Его ко кресту, глумившиеся над Ним в часы Его умирания; Он был для них преступником, который заслуживал последнего извержения из среды людей и смерти – то есть исключения из среды живых.

      Православные иконы и Распятия являют нам покой смерти Христовой; западные распятия показывают нам мучительную смерть человека, – но реальность сочетает и то, и другое, и является чем-то ещё большим, нежели просто смерть человека, который сумел всей жизнью и всей смертью своей любить, до победы Божией. Христос перед Своим распятием говорил Своим ученикам: Никто не отнимает у Меня жизни – Я её Сам отдаю… И в молитве перед освящением Святых Даров мы говорим, что Христос был предан – нет, не предан! – Он Сам Себя отдал на крестную смерть нашего ради спасения…

      Распятие Христово – это действие свободной, Божественной Любви, это действие свободной воли Спасителя Христа, отдающего Себя на смерть, чтобы другие могли жить – жить вечной жизнью, жить с Богом. Иуда Его предал; Пётр от Него отрёкся, трое из учеников спали в Гефсиманском саду, все бежали. Ирод цинично над Ним насмехался; Пилат от страха перед людьми Его предал на смерть; первосвященники, по слепой вере и зависти, требовали Его распятия – но в конечном итоге Христос стал человеком, жил, страдал и умер, потому что я, и ты, и каждый из нас в отдельности и все вместе мы потеряли Бога грехом, забывчивостью, себялюбием – каждый из нас.

     Потому что для каждого из нас, как Спаситель сказал в одном видении, Он претерпел бы весь ужас Гефсиманской ночи и весь ужас крестного умирания и смерти… Он свободно отдал Свою жизнь для тебя, и для меня – не коллективно для нас, а ради каждого из нас, потому что каждый из нас Ему так дорог, так Им возлюблен, что цена ему – вся жизнь, и весь ужас, и всё страданье, и вся смерть Христовы.

     И этому всему знаком является крест, потому что, в конечном итоге, любовь, верность, преданность испытываются не словами, даже не жизнью, а отдачей своей жизни; не только смертью, а отречением от себя таким полным, таким совершенным, что от человека остаётся только любовь: крестная, жертвенная, отдающая себя любовь, умирание и смерть самого себя для того, чтобы жил другой.

     И вот мы поклоняемся Кресту, который для нас означает всё это, и победу Божию; и как благоговейно должны мы совершать крестное знамение, относиться к тому, что оно значит для нас; когда мы кладём на себя крест, мы кладём на себя знак, перед которым дрожат все тёмные силы, раз сразившиеся с Богом крестом, и побеждённые этим крестом. Мы этого не умеем ощутить; но тёмные силы трепещут и отходят от Креста Господня.

  Но вместе с тем, когда мы совершаем крестное знамение, мы как бы на себя берём Крест Христов; мы решаемся следовать за Ним; а путь Христос нам указал: отвергнись себя, возьми крест, и иди за Мной; чтобы никто у тебя не отнимал жизни, отдавай её каждый день, каждый час, пока не придет время отдать её раз и навсегда в руки Божии. И пусть вся твоя жизнь будет несением этого креста – знамения победы и готовности твоей так жить и так умирать, как умирал Господь.  И как благоговейно должны мы совершать крест, зная, помня, что крестом мы исповедуем всю веру свою, складывая три пальца вместе, чем свидетельствуем нашу веру во Святую Троицу, и сгибая остальные два пальца, чем напоминаем самим себе, тёмным силам и каждому, что мы верим во Христа – и Бога и человека, сошедшего на землю и отдавшего Свою жизнь за нас.

     Поэтому, когда будете подходить ко Кресту сегодня на прощанье – поклонитесь ему благоговейно, любовно, трепетно, но приложившись к нему, отдавая ему поцелуй веры и поцелуй любви, примите заповедь Господню: Отвергнись себя! Возьми свой крест, и последуй за Мной – куда бы Я ни пошел… Аминь.

                                                                                                                                                                                                                       Митрополит Сурожский Антоний (Блюм)

 

        Все трудности, как внешние, так и внутренние, именуются "крестом". Христианин призывается следовать за Христом, неся свой жизненный крест. О необходимости личного подвига Господь так сказал: кто не берет креста своего (уклоняется от подвига) и следует за Мною (называет себя христианином), тот не достоин Меня (Мф. 10: 38). Апостолы, говоря о христианском подвиге, утешали себя и других словами: если мы с Ним страдаем, то с Ним и прославимся... нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8: 17-18).

        Напоминая о безконечной любви Христовой, апостолы еще так наставляли христиан: Любовь (Христову) познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: (поэтому) и мы должны полагать души свои за братьев (1 Ин. 3: 16). В заключение хочется сказать, что до страданий Христовых крест был орудием позора и страшного наказания. После же Его страданий он стал символом победы добра над злом, жизни над смертью, напоминанием безконечной Божией любви, предметом радости.

       Воплотившийся Сын Божий Своею Кровью освятил Крест и сделал его проводником Своей благодати, источником освящения верующих. В этом нас убеждает тысячелетний опыт Церкви. Так, например, крестным знамением освящается вода Крещения, на литургии хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христову и совершаются все Таинства; крестом прогоняется злая сила. Крестное знамение охраняет человека от несчастий, привлекает к нему Божию помощь. Вот почему православные христиане так чтят Святой Крест, делают на себе крестное знамение, носят нательный крест, крестом украшают свои дома и храмы.

         Праздники. Книга для домашнего и семейного чтения в особо торжественные церковные дни. «Синтагма», 2007

          

 

Вспомни обо мне, Господи (+Видео)

27 сентября, 2013 • Иеромонах Димитрий (Першин) • Также в рубрике • Описание: Распечатать запись • Описание: Отправить по почте

Что для нас Воздвижение Креста Господня? О чём стоит вспомнить и помолиться в этот день? Размышляет иеромонах Димитрий (Першин).

Воздвижение Креста Господня, которое мы отмечаем всей Церковью — событие, которое показывает нам, что христианство перестало быть религией малой части Римской империи, а вышло на пространство великой культуры — римской, а теперь и европейской, а может, и планетарной.

Мы помним, что мать императора Константина, святая равноапостольная Елена, обрела в Иерусалиме, неподалеку от места, где было погребено тело Христа, Животворящий Крест Господень. По преданию, было найдено три креста, но лишь один оказался чудотворным — в частности, исцелил тяжко болящую женщину. Он и был опознан как крест Спасителя.

Часть этого Животворящего древа Креста и гвозди были переданы царицей Еленой в Константинополь, и по преданию в 325 году, когда в Никее проходил Первый Вселенский Собор, в Константинополе началось строительство храма в честь Воздвижения Креста Господня. В 335 году храм был завершен и освящен, а на следующий день был установлен этот праздник.

Сама Елена не дожила до этого события — она почила о Господе в 327 году, на второй год строительства храма. Ее выбор и стремление прославить Христа и сделать Крест Господень не только символом жертвы, любви и смирения Бога, но измерением, смысл в котором обретает вся мировая культура, как зерно проросло в огромном количестве текстов, песнопений, в литературе, фильмах, картинах…

Кроме того, вспоминая Воздвижение Креста Господня, мы вспоминаем, что был период в начале VII века, когда персидский царь Хасрой II захватил находившийся в Иерусалиме крест вместе с Патриархом Захарией в плен. Потом византийский император Ираклий принудил Хасроя вернуть святыню в Константинополь.

Тем самым празднование Воздвижения Креста Господня совмещает два этих исторических события. Но самое главное, что крест был начертан в пространстве культуры

 

Теперь, припадая ко Кресту, произнося: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим», — мы понимаем, что вместе с нами об этом же говорят стихи и проза Пушкина, романы Достоевского, новеллы Василия Шукшина, Шекспир, Диккенс, Джоан Роулинг, Толкин, песни бардов и многое из русского рока, наконец, стихи Тимура Кибирова и Дмитрия Быкова — везде мы встречаем эти темы.

Крест начертан и здесь. Мы начинаем различать эти смыслы любви Божией в, казалось бы, очень далеких от христианства измерениях культуры. Напомню замечательную книгу Василя Быкова «Восхождение» (она была экранизирована в советскую эпоху русской культуры). Она пронизана темой креста, который человек возложил на свои плечи. Человек умирает, но побеждает своим восхождением и своей смертью рознь и неправду этого мертвого мира. Это тоже отголосок, эхо того Креста — Животворящего древа, которое дало нам спасение.

И человечество стало иным. Оно уже не может считать себя брошенным, потерянным, игрушкой богов. Мы знаем, что Господь с нами. Он до креста любит человека.

Когда мы накладываем на себя крестное знамение, мы призываем через этот символ любовь Божию (а мера любви Божией — это Голгофа: страдание и смерть за человека на Кресте) и понимаем, что мы не одни. С нами Господь, Он нас хранит. Мера Его любви — это Его жертва, а мера Его жертвы — это Он Сам.

Постараемся в день празднования Воздвижения Креста Господня, чтобы кровь Его не была пролита напрасно. Постараемся стать родными Богу, прийти к Нему, «раздав себя до нитки», как писал Борис Пастернак. Прийти, какие бы мы ни были: немощные, больные, страстные, грешные — со словами: «Господи, помяни мя, егда приидеши во Царствии Твоем».

Вспомни обо мне, а я, как тот разбойник, также распятый, но уже на кресте своих страстей и грехов, может быть, хотя бы в памяти Твоей обрету подлинность и настоящее звучание своей жизни. Может быть, хотя бы какой-то гранью своего сердца я войду в эту подлинность и стану своим в Царствии Твоем и достигну жизни вечной.

Подготовила Мария Сеньчукова


Назад к списку